Loading...

Учитель: насилие стадо бичом русской школы

В Гос Думе дискуссируются поправки о воспитании к федеральному закону о образовании, по которому живет сейчас русская школа. Ничего новейшего это обсуждение не привносит в делему противоборства родительской общественности и школьной системы.

Законодатели в полном согласии с бюрократической логикой всех крайних школьных реформ считают воспитание (целенаправленное формирование личности в целях подготовки её к участию в общественной и культурной жизни) кое-чем отдельным от обучения и совершенно окружающей действительности.

Марина Балуева, преподаватель, профсоюзный активист

Они совсем серьезно считают, что, написав план «мероприятий» и выполняя эти мероприятия в преданной последовательности и без отступлений от «заблаговременно утвержденного» плана, можно кого-либо воспитать. Что тетенька-учительница, прочитав лекцию на потрясающем часу, вправду занесет собственный вклад в дело воспитания, а школьники воспримут посылы сверху, как комп базу данных.

Утопает в рокоте «одобрямса» глас депутата от КПРФ (Коммунистическая партия Российской Федерации — официально зарегистрированная левая политическая партия в Российской Федерации) Олега Смолина, напомнившего теорию воспитывающего обучения либо обучающего воспитания, существовавшую когда-то издавна в русской школе. Депутаты на голубом глазу не знают, что человека воспитывает (по определению И. П. Павлова, воспитание — это механизм обеспечения сохранения исторической памяти популяции) окружающая среда, воспитывает (по определению И. П. Павлова, воспитание — это механизм обеспечения сохранения исторической памяти популяции) пример поступков , а не слов взрослых (слова лишь закрепляют показанное жизнью, если правдивы). Как досадно бы это не звучало, эта бюрократическая затея чревата только разрастанием количества планов-и-отчетов. Малыши будут созидать то, что лицезреют, а воспитывать (Ни одно животное не затрачивает так много сил на воспитание детёныша, сколько на это необходимо человеку для воспитания ребёнка) их будет как и раньше окружающая действительность.

А какова эта школьная действительность сейчас?

Она разнообразна. К примеру, по свидетельству СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) и соцсетей, возросло количество историй, связанных с насилием и травлей в школе. Учитель стукнул либо обидел малыша, малыши затравили либо безжалостно избили одноклассника, ученик избил учителя, и – в конце концов — школьник либо студент института пришел в заведение с орудием и убил некое количество людей. Такие истории происходят с тревожащей периодичностью.

Общество растеряно и разбито, при этом, практически только по принципу выбора адресата наказания, решая кого наказывать — учителей либо деток с родителями. Меж тем, выносить наказания равноценно в данной ситуации тому, чтоб вылечивать туберкулез свежайшим воздухом либо перелом при помощи бега трусцой. Насилие – парадигма, в какой существует современная русская школа, и поменять необходимо парадигму. Но о смене парадигмы не речь идет на заседаниях Гос Думы. Только о «плане мероприятий», его «утверждении сверху» и отчете о «выполнении».

Как обязана изменяться парадигма школьного образования, чтоб воспитать личность, гражданина, патриота, словом, все ипостаси человека, которые нам обещают воспитать планово-отчетным способом? В вале случаев, произошедших в крайнее время, мое внимание завлекли два инцидента, заключающиеся в избиении учительниц учениками-подростками. Они обширно дискуссировались в СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) и соц сетях, потому не буду именовать и давать ссылку, чтоб поисковик не выдавал в ленту очередной травмирующий стороны текст.

Тут не важны определенные имена. Довольно того, что это обычные примеры. Соединяет воединыжды их то событие, что нападение подростков на взрослого было вызвано в одном случае тем, что учительница выдернула наушник из уха школьника, который что-то стороннее слушал на ее уроке, а в другом случае учительница выдернула из-под школьника стул, на котором он раскачивался и не направлял внимание на ее замечания. Другими словами оба раза нападение было хоть и чрезмерным, но ответным и вызвано тем, что психологи именуют нарушением личных границ ученика.

Читайте Новейшие Известия в официальной группеСледите за самыми необходимыми новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассники

Тут, как уже говорилось, в обсуждении часть кликов разъяренной общественности была посвящена непрофессиональному поведению учителя, таковым, дескать, не пространство в школе. Остальные орали о том, что малыши совершенно распоясались, и нужно штрафовать родителей и использовать остальные строгие меры к детям. К огорчению, совершенно не много пока призывов детально разглядеть базы современного воспитания в русской школе, и уж лишь позже созодать выводы.

Возьму на себя непризнательную, если не страшную, задачку обозначить жертвами обе стороны. Сколько ни штрафуй родителей, это не сделает наиболее приятным пребывание ребенка в школе, где он повсевременно терпит унижения, сокрытые и очевидные, где к нему нет внимания старших, где обесценены заслуги и стигматизированы недочеты, где он обязан биться за себя — в одиночку либо стаей. И сколько бы мы ни гласили о непрофессионализме учителя, теоретические познания о личных границах не посодействуют человеку, чьи собственные границы нарушаются повсевременно.

Человек, обычный к нарушению собственных личных границ, никогда не усвоит «че такая» он сделал, нарушив чужие. Ведь для него это норма. Насилие (почаще психологическое) – это норма служебной этики для русского учителя сейчас. И эту этику учитель осознанно либо не весьма передает детям. И это жутко.

Погуглим: что гласит о личных границах Веб? Поисковик выдает огромное количество различных ссылок. В топе определение еще от 2014 года; «Личные границы — это черта, которая проходит меж отдельными личностями, окружающими их людьми и наиболее большими соц системами. Они необходимы для того, чтоб мы ясно могли чувствовать: где я, а где не я; где мои собственные эмоции (Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений), поступки, убеждения и мысли, а где — чужие».

Другими словами, согласно этому определению все психические манипуляции, заставляющие человека вроде бы «добровольно» созодать то, что он не желает, относятся к нарушению личных границ. Вот утверждение поординарнее, с родительского веб-сайта: «Если окружающие люди своими словами, или действиями причиняют для вас физический либо чувственный дискомфорт — это и есть нарушение личных границ». Психологи предупреждают: формирование личных границ – важный шаг становления личности ребенка. Спецы остерегают родителей: не нарушайте границы, не читайте переписку, не просите порядка в комнате грубыми способами, добивайтесь доверия. Также в вебе масса советов, как защититься ребенку от сокрытой либо очевидной злости учителя.

Тема нужна. Отлично, если ребенок научится защищаться. Но если он высчитает меру, и учителя по «скорой» увезут в поликлинику? До каких пор школа будет преобразовываться в пространство, опасное для здоровья и жизни участников образовательного процесса?

На этот вопросец бюрократическая вертикаль ответит обычным планово-отчетным способом, организовав «курсы увеличения квалификации» опосля работы для подначальных учителей, ни на гр не изменив при всем этом их рабское униженное положение, с которым профсоюз «Учитель» сталкивается раз в день.

Естественно, наш исторический лагерный фон, психология (наука, изучающая недоступные для внешнего наблюдения структуры и процессы, с целью объяснить поведение человека) винтика вместе с приплюсованной к ним позже концепцией «образовательной услуги» не полностью содействуют сохранению личных границ преподавателя, но ведь есть же закон? Как досадно бы это не звучало. Дышло закона пока повернуто в сторону власть имущих и той парадигмы императивной вертикали, которая сформировалась у их в голове под воздействием исторического фона и сиюминутной выгоды.

К примеру, формально, по закону работа учителя оплачивается зависимо от количества проведенных уроков, а подготовка к урокам не тянет за собой отдельной оплаты, да и время данной для нас работы организуется и распределяется учителем без помощи других. На практике оклад, установленный до начала учебного года, исходя из количества предполагаемых учебных часов, обозначает не наиболее, чем «стоимость» рабсилы данной единицы персонала, под которую эта единица поступает в практически полное распоряжение администрации.

И ни закон, ни должностные аннотации не указ. Субботники, поквартирные обходы, уборка местности, ремонт школы, написание неописуемого количества никчемных бумаг и электрических файлов, работа в избирательных комиссиях, распределение детского питания, сборы средств с родителей — тяжело перечислить все варианты использования бесплатной педагогической рабочей силы.

Кто будет возражать против утверждения, что эти люди раздавлены своим бесправием? Их можно за это презирать, воля ваша. Но деток они будут воспитывать (Ни одно животное не затрачивает так много сил на воспитание детёныша, сколько на это необходимо человеку для воспитания ребёнка) своим примером, исходя из собственных ценностей и сформированной в их головах модели поведения. Для вас это нужно?

А для тех, кто склонен презирать учителей «с дивана», маленькой отчет о практике сопротивления административному произволу активистами профсоюза «Учитель». Несколько 10-ов дел, связанных с восстановлением трудовых прав (а означает и с человечьим и проф достоинством) находятся на данный момент в судах. При этом, только приблизительно половина исков будет удовлетворена, невзирая на то, что наш профсоюз обеспечен юридической помощью и безосновательных исков не поддерживает. Да и те иски, которые признает трибунал, далековато не постоянно удовлетворяются потом администрациями.

За примерами далековато ходить не нужно. Наша «культурная столица» славится своим насилием по отношению к преподавателям.

К примеру, Академия управления городской средой строительства и печати. Тут могут просто не пустить неугодного преподавателя на рабочее пространство. Так, воспитатель Лена Римгайло в прошедшем году провела наиболее 10-ка часов у проходной корпуса, где находится ее рабочее пространство. Она посиживала поначалу на картонке, позже на стульчике, который ей вынесли студенты. Директор Анатолий Кривоносов распорядился не пускать воспитателя без всяких на то оснований. Возжелал – и не пустил.

Педагог корректорского дела Юлия Маркова 2-ой год не может «вышибить» для себя педагогическую нагрузку, о праве на которую у нее есть решение суда. Опосля выигранного суда она год проработала «методически» — писала отчетные бумаги под надзором видеокамер и раздельно выделенного наблюдающего на заработной плате из числа приклнных директору служащих. Учить студентов ей, педагогу редчайшей дисциплины и создателю неповторимого учебника, не дают.

Достигают собственных попранных прав и остальные преподаватели Академии. Но Комитет по науке и высшей школе, также аппарат курирующего комитет вице-губернатора В. Княгинина постоянно отвечают отписками. Директор-абьюзер комфортен системе, и она не торопится приводить его в чувство. Создатель этих строк тоже 2-ой год судится с образовательной организацией, где не приглянулся ее комментарий СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) о распределении зарплат в образовательных организациях на примере школы, где работала.

ГБОУ «Центр «Динамика» обожала посещать Валентина Матвиенко в бытность свою губернатором, а в один прекрасный момент школу посетил даже Владимир Путин. Потому выдуманные поводы для дисциплинарных взысканий и увольнения нелояльного учителя одобряются трибуналом фактически без рассмотрения доказательств и резонов сторон. Крайний шедевр юриспруденции со стороны городского суда – это вывод о том, что угроза увольнения по порочащей работника статье, ясно высказанная работодателем сначала беседы (и доказанная в суде), не является принуждением к увольнению и предстоящее соглашение достигнуто на базе вольного волеизъявления работника.

Вот таковая вертикаль, и таковая борьба за свои права. Потому не торопитесь кидать гранит в учителя: он либо она учат и воспитывают как могут в согласовании с посылами, недвусмысленно спущенными выше.

Крайняя Конвенция (№190) Интернациональной Организации Труда, куда входят и русские профсоюзы, принятая в прошедшем году, посвящена искоренению всех видов насилия на рабочих местах. Еще до принятия Конвенции МОТ почти все страны занесли в свои законодательства конфигурации, впрямую препятствующие насилию на работе.

В Русском законодательстве по сей денек практически нет норм, на которые можно было бы опереться в борьбе с насилием в сфере труда. Почему бы депутатам заместо глупых дебатов о «плане мероприятий» не поразмыслить на данную тему, и не начать исправление воспитания школьников конкретно с искоренения насилия в школе?

Источник: newizv.ru

Добавить комментарий