Loading...

«Он не был ни героем, ни предателем», – директор музея Павлика Морозова о катастрофы знаменитого русского пионера

14 ноября отмечается денек рождения самого разнопланового русского героя – пионера Павлика Морозова. Он родился 102 года вспять в уральской деревне Герасимовке и там же был зверски убит в 1932 году при невыясненных обстоятельствах. Вкупе с 13-летним Павлом умер и его младший брат Федя. В русское время властвовала легенда о том, что школьник донес властям на собственного отца-кулака и за это его зарезали в лесу собственные родственники. В 1990-е годы миф о мальчике-герое трансформировался в историю домашнего предательства. И лишь в XXI веке Павлика Морозова стали разглядывать как жертву политической пропаганды.

Выяснить, какой была маленькая жизнь известного уральского пионера, можно в одноименном музее, расположенном в 38 километрах от Тавды – в той деревне Герасимовке. В экспозиции есть архивные документы и свидетельства участников катастрофических событий, также экспонаты из дома и школы мальчугана. Директор музея Нина Купрацевич поведала «Новенькому Деньку» свою версию, кем по сути был Павлик Морозов.

«Он не был героем, да и не был предателем. Обыденный деревенский паренек, который пострадал ни за что. Павлик, как и его брат, – невинно убиенные малыши. А то, что имя мальчугана перевоплотился в легенду, – награда мифотворцев. 1930-е годы – тяжелое время, когда с трудом шла коллективизация в стране, поэтому что фермеры не желали вступать в колхозы. И вдруг вышло убийство малышей в уральской глуши. Эта история дошла до «Пионерской правды» и свердловского обкома комсомола. Сюда, в деревню Герасимовку, был прислан Соломеин Павел Дмитриевич, создатель будущей книжки о Павлике Морозове «Павка – коммунист». Ему дали задание собрать материал о злодеянии и поведать о этом. Книжку он написал за 20 дней. Позже Максим Горьковатый раскритиковал произведение Соломеина. «Вы попортили материал, который добыли в Герасимовке, но вас винить не приходится, видимо, вас торопили», – указывал русский писатель в письме к корреспонденту (оно хранится в нашем музее). И Соломеин признавал: да, торопили. Почему? Да поэтому что всей стране было надо показать, что даже 13-летний ребенок боролся с кулачеством.

Но это неправда. Не было в Герасимовке в то время кулаков. Я это буквально понимаю, поэтому изучала много документов, работала в тавдинском, ирбитском и свердловском архивах. В деревню в 1905-1906 годах приехали белорусы-переселенцы. Они получили по 15 десятин земли, вполне заросшей лесом. Им было надо пилить, выкорчевывать деревья, работать не разгибая спины. И вот только что люди смогли отвоевать пашни у тайги, начали разводить скот, обзавелись хозяйством, в 1926 году началась коллективизация. И фермеры, уже наголодавшиеся, противились ей. Не желали отдавать в колхоз единственную лошадка, единственную корову. Вот таковых и объявляли кулаками – тех, кто не желал вступать в колхоз. Около 50 семей Герасимовского сельского совета были отправлены и раскулачены по данной для нас причине», – гласит Нина Купрацевич.

По ее словам, отец Павлика, Морозов Трофим Сергеевич, в 1929 году был избран председателем сельского совета и вынужденно занимался данной для нас работой – обходил дома фермеров, забирал их имущество и записывал в колхоз. Скоро он написал в районный комитет Тавды и попросил увольнения. «Копия заявления Трофима есть в нашем музее. Он писал: «Работать весьма тяжело, люд тяжкий, можно и попасть под трибунал». Будто бы запрограммировал свою участь! Трофим выпивал, плохо обращался с супругой Татьяной и детками, в конце концов бросил семью и ушел к иной даме. Так что когда его арестовали за подделку документов, Павлик был ни при чем, поэтому что отец уже жил раздельно. И сцена, описанная в русских книгах, как будто бы мальчишка из-за печки узрел, как его отец реализует документы крестьянам, – вполне выдумка», – отмечает собеседница агентства.

Нина Купрацевич уверена, что и обвинения родственников Павлика в беспощадной экзекуции над мальчуганами были подтасованы. Реальный убийца малышей неизвестен до сего времени.

«В книжке «100 величавых загадок российской истории» есть статья «Кто и за что убил Павлика Морозова» по материалам полковника юстиции Александра Лискина. В 1967 году он работал в архиве и изучал уголовное дело по убийству малышей Морозовых. Просмотрев все документы и справки, что были представлены следствием в трибунал в 1933 году, Лискин сделал вывод, что обвинения родственников в убийстве Павлика были недоказанными. Как выяснилось, следствие и не разглядывало остальных версий. Дело в том, что сходу опосля убийства мальчишек расследование зашло в тупик. О этом корреспондент Соломеин доносил в Москву, и скоро на имя прокурора Тавды пришла телеграмма от генерального прокурора РСФСР (Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика — название Российской Федерации до 25 декабря 1991 года, введённое Конституцией СССР 1936 года) Вышинского с требованием отыскать и наказать убийц. Опосля этого обвинили родственников Павла, а трибунал вынес приговор: расстрелять. Деду был 81 год, он не дожил до экзекуции и погиб за два месяца. Бабушке было 80 лет, и она погибла за недельку до расстрела. Приговор был приведен в выполнение в отношении двоюродного брата Данилы и зятя Арсения Кулуканова. Еще 1-го обитателя Герасимовки, Арсения Силина, оправдали за недочетом улик», – разъясняет директор музея.

О несостоятельности русской легенды Нина Купрацевич судит и по показаниям свидетелей. Она общалась со почти всеми жителями деревни, ровесниками Павла Морозова, и ей удалось отыскать даму, которая обучалась вкупе с пионером-героем. От нее хранительница музея услышала таковой рассказ: «Когда раскулачивали в деревне фермеров, учительница собирала нас стайкой около того дома, кого кулачили, и мы под ее диктовку все вкупе скандировали: «Тут живет зажимщик хлеба, он тОрмозит план пятилетки». Мы совершенно не соображали, что такое «тОрмозит» и что такое «пятилетка». Но мы доверяли учительнице и повторяли за ней».

«В то время детками руководители взрослые. И даже если Павел Морозов повторил за кем-то показания на суде против отца, винить его в этом не стоит», – рассуждает Нина Купрацевич.

В Герасимовке до сего времени почетают память погибшего пионера. Два раза в год – в денек рождения Павлика Морозова и в денек его убийства – в деревне проходят митинги. Обитатели собираются у могилы малышей, которая размещена в центре поселения, – там же стоит монумент Павлику работы уральского архитектора Петра Сажина. Музей проводит выставки рисунков и фото, конкурс чтецов. Но в этом году из-за коронавирусных ограничений пришлось мало поменять формат мероприятий. По словам Нины Купрацевич, сейчас в музее будут проводить лишь экскурсии для школьников. Но в дальнейшем ожидают и остальных гостей.

«Обычно к нам приезжают одиночные группы туристов, движутся со всей страны. За эти годы было много гостей из самых различных городов. Отношение к катастрофы в Герасимовке многозначное, но мы стараемся донести до людей нашу версию событий. И понимаете, опосля экскурсии некие рыдают и молвят, что для их Павлик Морозов все равно герой, но не в том смысле, как преподносилось в русское время», – поведала хранительница музея.

Екатеринбург, Валентина Ярославцева

Источник: newdaynews.ru

Добавить комментарий