Loading...

Курс рубля в угрозы: восемь триллионов рублей должны остаться в ФНБ хоть какой ценой

Премьер Миша Мишустин в интервью заявил, что объём ликвидных активов Фонда государственного благосостояния к концу года будет не наименее 8 трлн. рублей. А это значит, что курс рубля в угрозы.

Иван Петровский

Вроде бы ни старался Минфин занимать средства и урезать расходы (в последующем году ожидается сокращение расходной части федерального бюджета наиболее, чем на 1,4 трлн рублей), средства из ФНБ всё равно понемногу тратятся. По состоянию на 1 июля, по данным Минфина, припасы ФНБ оценивались в 116 миллиардов баксов либо 8,118 трлн рублей – не сильно-то и больше озвученной суммы. А в течение июля для латания денежных дыр в бюджете, по плану, из фонда должны изъять 125 миллиардов рублей. И в итоге уже к августу остаётся меньше священных 8 трлн.

Быть может правительство рассчитывает в оставшиеся месяцы пополнять фонд свежайшими средствами? Министры, естественно, у нас не раз были увидены в неоправданном оптимизме относительно экономического грядущего, но веровать в то, что нефть обеспечит обычные доходы в 2020 году – было бы очень наивно и для министра денег Антона Силуанова, и для министра экономического развития Максима Решетникова, и для премьера Миши Мишустина. А конкретно за счёт нефтегазовых сверхдоходов формируется ФНБ – никаких остальных источников пополнения нет.

Экономное правило таково, что в фонд идут доходы, приобретенные от реализации нефти выше 42,4 баксов за баррель. Если нефть стоит дешевле, то тогда средства из ФНБ поступают в бюджет. И пересматривать его никто не собирается – далее уже некуда жертвовать доходами ради припасов. Стоимость барреля нефти Urals зависит от торгов и может различаться, но на бирже в Лондоне, к примеру, за баррель дают порядка 38 баксов – очевидно недостаточно для пополнения припасов. И рассчитывать на скорый рост не приходится: с августа наступает 1-ый шаг смягчения ограничений добычи нефти в рамках ОПЕК+: Наша родина сумеет добывать на 400 тыс. баррелей в день больше. Остальные страны тоже не останутся в стороне, и объём сырья возрастет. А цены закономерно должны будут опуститься.

Зато у Минфина есть иной метод поддержать припасы ФНБ, не пополняя их. Дело в том, что рублей в припасах нет. Лишь валюта: 45% приходится на баксы США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), 45% на евро и ещё 10% на фунты стерлингов. Соответственно, чем дороже бакс и евро, тем больше припасы в пересчёте на рубли. Если ничего абсолютно не поменяется, то к концу года ФНБ нужно будет прирастить за счёт курсовой различия на 8%. Экспортёры (а на экспорт в главном идут нефть, золото, газ и пшеница) будут довольны, а вот люди – не весьма. Дешёвый рубль значит увеличение цен в магазинах. Наша родина до сего времени импортирует товаров больше, чем экспортирует.

И если на момент написания статьи бакс стоил 71,31 рубля, то к концу года он должен стоить 77 рублей, а евро – 89,37 рублей. Тогда обещание Мишустина удержать припасы ФНБ будет выполнено. В любом случае, если не понимаете, в чём хранить свои сбережения (если они совершенно остались опосля пандемии), то делайте, как делает Минфин с муниципальными сбережениями – баксы и евро напополам.

Источник: newizv.ru

Добавить комментарий