Судебная война: как «Уралхим» «химичит» с «Тометом»

Скандальная ситуация вокруг 1-го из огромнейших производителей метанола в Рф – тольяттинского компании «Томет», которое оказалось на грани полного краха, близится к промежному итогу. Уже на данной для нас недельке состоится еще одно заседание самарского арбитража по банкротству компании, инициированному 2-мя его кредиторами – «Уралхимом» и «Тольяттиазотом», где будет решаться судьба компании и 2-ух сотен его работников.

Напомним, «Томет», будучи заложником давнешнего корпоративного конфликта, спровоцированного «Уралхимом» в отношении «Тольяттиазота», оказался в томном упадке опосля ареста собственных счетов и невозможности продолжения хозяйственной деятельности. Комсомольский районный трибунал г. Тольятти принял решение наложить на «Томет» обязанность восполнить вред 87 миллиардов рублей, из которых 77 в пользу «Тольяттиазота», и 10 – в пользу «Уралхима».

Рабочие «Томета», оказавшиеся заложниками ситуации, обратились с открытым письмом к премьер-министру РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) Мише Мишустину, который поручил Минпромторгу разобраться с ситуацией. Но ни посредничество федерального министерства, оказавшееся неэффективным, ни угроза безработицы сотен семей в и без того сложные времена, ни предстоящие трудности регионального бюджета, не возымели эффекта.

С одной стороны, «Уралхим» через юриста Дмитрия Татьянина и генерального директора Сергея Момцемлидзе передает в общественное место «суровую обеспокоенность в связи с остановкой производственной деятельности ООО «Томет» и вероятным банкротством этого компании», заявляя, что зачинателем разбирательства стал «Тольяттиазот». Но в то же время представители «Уралхима» через судебные инстанции делают все условия для краха «Томета» и возникновения у компании новейшего собственника.

Вправду, согласно данным веб-сайта Арбитражного суда Самарской области, первым было записанно заявление о банкротстве «Томета», поданное «Тольяттиазотом». Но в апелляционной жалобе и остальных документах «Уралхим» настаивал на приоритете конкретно собственного заявления. В итоге – выходит странноватая ситуация: декларируя заинтригованность в деятельности компании, возбуждать в отношении него исполнительное создание, которое приводит к аресту счетов. Не наименее удивительно гласить о вынужденности роли в банкротстве, но при всем этом спорить с «Тольяттиазотом» за ценность в рассмотрении заявления с учетом ранешней публикации.

Тем не наименее, «Уралхим» направил в адресок министра индустрии и торговли РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) Дениса Мантурова два письма, в каких говорится о желании посодействовать «Томету» средством реализации «конструктивного» предложения, хотя по сути провоцируется полная остановка компании.

«Конструктивное» предложение обладателя «Уралхима» Дмитрия Мазепина состоит в том, что его компания согласится забрать у приставов исполнительные листы в обмен на имущество «Томета» через контракт залога, а «Тольяттиазот» совершенно заберет из суда заявление о банкротстве. Свое заявление о банкротстве «Уралхим», «принужденный» его подать, забирать из суда не собирается.

На возражения «Томета», что передача в залог всех активов не отвечает интересам остальных кредиторов и быть может оспорена при банкротстве, «Уралхим» отвечает, что все активы «Томета» и так арестованы трибуналом для выполнения приговора, а означает «Уралхим» все равно является их залогодержателем, как следует, может заключить добавочно и соглашение о залоге. Приблизительно в таком ключе о этом пишет Минпромторгу юрист «Урахима» Дмитрий Татьянин.

Как пояснили независящие юристы, статус залогового кредитора в деле о банкротстве предоставляет такому кредитору доп достоинства в виде способности получить до 80% от цены реализации всех заложенных активов либо заключить мировое соглашение на подходящих для себя критериях. Также залог активов полностью может являться и методом поглощения компании. Оставшись один в процедуре банкротства, «Уралхим» сумеет в хоть какой момент его закончить и направить взыскание на заложенное имущество, а если имущество не будет реализовано на торгах, бросить его для себя со значимым дисконтом.

В данной для нас ситуации совсем не исключено, что «Уралхим» не хитрит, заявляя о собственной заинтригованности в размеренной работе «Томета». Правда, размеренная работа компании может заинтересовывать его только при том условии, что единоличным обладателем «Томета» будет сам «Уралхим» либо дружеские ему структуры.

Юристы «Томета» считают, что таковой вариант полностью вероятен, так как такие намерения не особо скрываются «Уралхимом». Так, юрист Татьянин, к примеру, заявлял на переговорах, что «Томет» является экономически удачным предприятием, но мог бы работать еще лучше при остальных собственниках и менеджменте. Кто эти вероятные новейшие собственники, юрист не произнес, но в сегодняшней ситуации о этом легко додуматься.

В данной для нас связи логично, почему «принужденный» участвовать в банкротстве «Томета» «Уралхим» так не хочет освободить себя от данной для нас противной ему миссии, а в качестве компенсации за мучения настаивает на передаче ему в залог всего имущества.

Умопомрачительно другое. Минпромторгу РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), которому глава правительства РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) поручил урегулировать ситуацию, не удается призвать к законности «Уралхим» и его обладателя. Является ли это свидетельством добротных лоббистских способностей Мазепина, о чем нередко упоминается в прессе, либо же отсутствием у органа федеральной исполнительной власти достаточных политико-правовых инструментов, пока непонятно.

Тольятти, Екатерина Попова

Источник: newdaynews.ru

Добавить комментарий