Селитра от Гречушкина: в Бейруте найден российский след

Аммиачная селитра попала в Бейрут на борту сухогруза «Rhosus». Корабль принадлежал Teto Shipping Ltd. Обладатель этого офшора – Игорь Гречушкин. Тот рейс из Батуми до Бейрута был плохим с самого начала. Сейчас весь мир понимает, как он завершился.

Корабль «Rhosus» прогуливался под молдавским флагом и принадлежал Teto Shipping Ltd. Обладатель этого офшора – Игорь Гречушкин. Когда капитан Борис Прокошев, в конце концов, сумел улететь из Ливана в Одессу, чудилось, что злоключения Розуса закончились. Но она возвратилась через 6 лет эхом взрыва в бейрутском порту и сотками смертей, покалеченных жизней и наполовину разрушенным городом.

Борис Прокошев был капитаном на «Rhosus». Тот памятный рейс, который завершился в Бейруте, был для него вторым на этом судне. До 2013 года им обладали киприоты, «Rhosus» был крепким, хотя быть может, и не самым комфортным пароходом. Когда Прокошев уходил с него впервой, Гречушкин его лишь воспринимал от старенькых хозяев.

2-ой раз Прокошев нанимался уже к русскому владельцу. Корабль воспринимал в Тузле, в Турции. Лишь позднее выяснилось, что предшествующая команда с капитаном ушла из-за невыплат зарплат за 4 месяца. Да и сам новейший капитан стремительно сообразил, что с средствами у владельца плохо. Задачи начались фактически сходу с закупок оборудования и продовольствия. Гречушкин ни за что не заплатил. Далее больше – из Греции, где мореплаватели должны были закупаться, он выслал их в Бейрут – захватить попутный груз. Грузом оказалась томная техника, ее он повелел взять на палубу. Но палуба не выдерживала такового веса. Капитан отрешался грузить ее, ссылаясь на то, что пароход старенькый. Владелец настаивал на собственном. Осознав, что капитан не выполнит приказа, повелел идти в Ларнаку, на Кипр. Вот тут-то и выяснилось, что портовый взнос не уплачен, и ливанцы арестовывают судно.

О самом обладателе понятно мало. Из Хабаровска, живет на ПМЖ на Кипре. Борис Прокошев ведает:

– Да, у него там был вид на жительство. Сам он гражданин Рф, из Хабаровска. Не понимаю, когда он оттуда уехал. Когда мы возвратились домой, я пробовал подать на него в трибунал, поэтому что когда работодатель не выплачивает заработную плату – это по русским законам уголовное грех. Я подал иск в трибунал Хабаровска. Но его не приняли, произнесли, подавай по месту его нахождения. Другими словами, на Кипр. Не захотели связываться.

– Мне лично 60 тыщ баксов. Стармеху – 50 тыщ, третьему механику – около 20, боцману – около 10. При этом я понимаю, что когда он погрузил эту селитру в Батуми, ему дали миллион баксов за перевозку. Мне так произнес предшествующий капитан. И вдруг у него через месяц кончились средства. К слову, само судно, если его сдать в металлолом, это 350 тыщ. Он просто решил его кинуть, а миллион прикарманить.

– А вот заказчики из Мозамбика. Что самое увлекательное – я сначала-то и не беспокоился. Думаю, груз все равно нужен заказчикам, они его будут добиваться. Выручат груз, ведь они лишь за перевозку миллион дали. Но покупатели никаких шевелений не проявляли совершенно!

Далее история известна: ливанские власти перегрузили селитру на склад, без соблюдения мер сохранности. 6 лет все было тихо, пока не рвануло так, что содрогнулась вся страна.

6 годов назад спецы по морским перевозкам предупреждали о таковых небезопасных грузах. Одним из их был Миша Войтенко.Но обвиняет он во взрыве не террористов, а алчность и разгилдяйство портовых властей. «Не отыскиваете в бейрутском порту теракт либо злой умысел. Судовладелец ставит крайние средства на перевозку этого груза (нитрат аммония – пользующийся популярностью продукт, транспортируется по всему миру, употребляется как удобрение). Поломка, судно входит в Бейрут, портовые власти находят много недочетов в системах сохранности Rhosus и документах на груз, а средств у владельца судна нет. Он мечется туда-сюда. Ничего у него не выходит. Банкротство, он отрешается от судна, экипажа и груза, исчезает. Экипаж потихоньку ворачивается домой, нитрат аммония перегружают на склад в Бейруте, а сам Rhosus, как я понимаю, до сего времени заржавевает у берега», – поведал Войтенко.

Тем не наименее, власти Ливана должны будут расследовать путь селитры. К нему есть много вопросцев. Обладатель судна покупает корабль и здесь же перестает платить двум командам сходу.

Обладатели груза оплачивают селитру и перевозку и даже не утверждают о собственных правах на груз опосля того, как груз был практически конфискован.

Корабль остается у берега в Ливане, но его обладателю он не нужен даже на металлолом. 350 тыщ ему тоже не необходимы.

Власти складируют селитру в порту на 6 лет. Что все-таки лежит еще в том порту и на сколько лет, что обладатели складов даже не вспоминают, что страшный груз, который в Германии, к примеру, попадает под закон о взрывчатых субстанциях и потому складируется с соблюдением всех предосторожностей, годами хранится у их. И даже опосля взрывы в Китае, когда погибли 176 человек, тоже не вколыхнули ни власти, ни логистические компании в Бейруте.

«Очевидное разгильдяйство: и обладателя, и портовых властей Ливана. К тому же все множится на бардак в странах третьего мира, куда следовало судно», – гласит Войтенко.

Капитан Прокошев обвиняет портовые власти.

— Они знали, что это груз страшный — там террористическая опасность в Ливане, с таковым грузом в порты недозволено входить. Как Гречушкин условился, чтоб нас туда пустили, я не понимаю. Когда Гречушкин желал, чтоб мы ушли на Кипр, ливанцы, зная, что у нас страшный груз, напротив, должны были доплатить ему средств, чтобы лишь он убрал мигрень из порта. А они арестовали пароход — видать, желали с него содрать. Ну, естественно, желали содрать, а вышло, что он ни нам не заплатил, ни им.

Зато обитатели Бейрута заплатили сполна, своими жизнями и здоровьем. И естественно, все будут ожидать результатов расследования, чтоб выяснить, будут ли названы виноватые, либо снова за все ответят стрелочники.

Источник: newizv.ru

Добавить комментарий