Loading...

Иск к универу. Юристы растолковали, можно ли возвратить средства за перевод на дистант

Университеты Урала, в числе которых УрФУ и УрГПУ, перебежали на дистанционное обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками) заместо обычного очного. Это вызвало новейшую волну негодования посреди студентов, которые обучаются платно. Они настаивают на перерасчете за то, что занимаются не в стенках вузов. Те же требования они выдвигали и в весеннюю пору. Но на данный момент недовольных больше. Студенты Уральского федерального, к примеру, сетуют на сбои в работе платформы Microsoft Teams, отсутствие практических занятий, невозможность общения и работы в коллективе и так дальше.

Но в самих университетах, как и в профильных министерствах, не считают, что дистант – основание для перерасчета и понижения цены обучения. Подобная ситуация, к слову, складывается и за рубежом – там студенты подают иски к вузам, которые отрешаются снижать плату. Возможно, по такому же сценарию ситуация может начать развиваться и в Рф. Как объяснил «Новенькому Деньку» юрист конторы «Магнат», специализирующийся на штатском праве, Александр Белослудцев, в договоре с университетом у студентов, возможно, не было предвидено дистанционного формата обучения. Правовая сторона регулируется тут статьей 450 Штатского кодекса РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), согласно которой «значимым признается нарушение контракта одной из сторон, которое тянет для иной стороны таковой вред, что она в значимой степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении контракта». «Если на данный момент решать этот вопросец через трибунал, то некорректно будет отстаивать позицию, что свойство образования снизилось, при всем этом не предоставив никаких доказательств. Здесь возникает вопросец: как это создать? В теории, естественно, можно испытать перевести в валютный эквивалент очное образование и дистанционное, опосля чего же поглядеть, что вышло дешевле, а что дороже. Также количество и свойство приобретенных познаний проверяется на сессии. И как обосновать, что педагоги стали ужаснее учить, тоже трудно для себя представить. Повторюсь, в теории это может быть, но нужно собрать достаточную доказательную базу. Сейчас у нас я пока не вижу никаких перспектив, для решения этого вопросца через трибунал», – произнес собеседник «Новейшего Денька».

Он отметил, что урегулировать конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия), возможно, будет проще методом переговоров. «Необходимо приходить к соглашению меж институтами и студентами», – добавил Белослудцев.

Ведущий юрист юридической конторы Intellect Лена Соплина в беседе с «Новеньким Деньком» отметила, что в договоре о образовании указывается форма обучения, и если в документе считается очная модель, то студенты обязаны иметь возможность посещать университет. Но есть аспекты. «Понятие «дистанционное обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками)» упоминается только в статье 1 Модельного закона о дистанционном обучении в государствах-участниках СНГ (Содружество Независимых Государств — региональная международная организация (международный договор), призванная регулировать отношения сотрудничества между государствами, ранее входившими в состав СССР), принятого в Санкт-Петербурге 16.05.2011 постановлением 36-5 на 36-м пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ (Содружество Независимых Государств — региональная международная организация (международный договор), призванная регулировать отношения сотрудничества между государствами, ранее входившими в состав СССР) и в свою очередь не является отдельной формой обучения. Также существует понятие как «дистанционные образовательные технологии» (ст. 16 ФЗ «О образовании в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина)), при помощи которых реализуются образовательные программки при опосредованном (на расстоянии) содействии обучающихся и педагогических работников. При всем этом в законе «О образовании в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина)» также обозначено, что организации, осуществляющие образовательную деятельность, вправе использовать дистанционные образовательные технологии при реализации образовательных программ. Т.е. на теоретическом уровне условия контракта не меняются», – отметила собеседница агентства.

Также она выделила, что на дистант, обычно, университеты уходят из-за соответственных распоряжений властей. «Это можно отнести к происшествиям неодолимой силы, – добавила Соплина. – В других вариантах, если услуга на дистанционке оказывается ненадлежащего свойства, например, уменьшился срок обучения либо размер образовательной программки и др., заказчик вправе востребовать в том числе уменьшения цены практически оказанной услуги».

Как и ее сотрудник, Лена Соплина выделила, что основным вопросцем становится необходимость доказывания «существенного ухудшения свойства» предоставляемых услуг. «Это более отлично обосновывать с привлечением очевидцев. Для оценки личного понятия «свойство образования» трибунал может привлечь в качестве профессионалов (третьего лица), муниципальный орган, выдавший учебному заведению подобающую лицензию на право воплощения образовательной деятельности, который скорее всего навряд ли встанет на сторону студента», – добавила собеседница «Новейшего Денька».

Екатеринбург, Екатерина Норсеева, Марина Симбирятина

Источник: newdaynews.ru

Ещё новости

Добавить комментарий