Южноамериканские войска выходят из Германии, но атомные бомбы остаются

Южноамериканский министр обороны Марк Эспер объявил о сокращении южноамериканского контингента в Европе. 12 тыщ военнослужащих покинут Германию. Так Дональд Трамп решил наказать Ангелу Меркель рублем, либо евро – за НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) и за Россию.

Лена Иванова

Еще три года вспять Дональд Трамп на саммите НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) в Брюсселе гласил о «нечестном» распределении военных расходов посреди членов альянса. «Недобрые немцы» зарабатывают больше всех на экспорте, но не растрачивают на оборону. И угрожал разными карами.

Вправду, в 2014 году было принято решение, что все партнеры должны отчислять 2% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) на военные нужды. Толика оборонных расходов в Германии не дотягивала и до 1,3%. Фактически, немцы никогда не желали платить 2%, и на саммите 2014 года еще при президенте Обаме они давали повышение оборонных расходов «в направлении 2%» до 2024 года. Через два года изнурительных позиционных боев с янки канцлер Меркель объявила, что Германия доведет военные расходы до 1,5% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) в 2024 году и до 2% в 2030 году. Но это не посодействовало. На экономическом фронте меж трансатлантическими партнерами тоже всегда искрит. Поначалу Трамп возмущался, что внешнеторговый баланс меж Европой и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) указывает, что европейцы продают в Америке больше, чем приобретают. Германские «Мерседесы» и БМВ были для южноамериканского президента бельмом на глазу. И непринципиально, что оба концерна выпускают продукцию в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и делают тыщи рабочих мест. С падением цен на нефть и газ открылась новенькая линия фронта – «Северный поток-2». Америкосы пробуют всеми силами предупредить окончание проекта. Оно и понятно – их южноамериканский сжиженный газ дороже трубопроводного. Немцы сопротивляются, америкосы давят. Уговоры сменяются санкциями, позже опасностями, позже призывами верности альянсу и ценностям западного мира. Пока правительство Меркель не сдает позиции. Но это упрямство жутко нервирует южноамериканского президента.

И вот министр обороны США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) представил новейшие планы Вашингтона по сокращению контингента как новейшую стратегию южноамериканского присутствия в Европе. Это поможет усилить НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) и лучше сдерживать Россию, сказал Эспер. Но его начальник в Белоснежном Доме фактически сразу оповестил о настоящих причинах маневра: «Германия нам обязана, она годами употребляла США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке),»- написал Трамп. Сейчас он это исправляет.

Из 35 тыщ военнослужащих, размещенных в Германии, в стране останутся 23 тыщи. 6400 возвратятся в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), 5500 будут расположены в остальных странах НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок). Уже объявлено, что полторы тыщи американских GI продолжат службу в Польше, чему поляки несказанно рады. Во-1-х, военные базы прибыльны с экономической точки зрения. Это новейшие рабочие места, новенькая инфраструктура. Во-2-х, это наиболее тесноватый контакт в фаворитом западного мира, который дает ультраконсервативному правительству Польши косвенную поддержку в европейских делах. Польские консерваторы и их сероватый кардинал Качински — не самый наилучший друг Ангелы Меркель с ее политикой открытости. Полякам куда поближе новенькая южноамериканская стратегия «America first». Ну и меж Германией и Польшей есть новенькая тема – многомиллиардная компенсация, которую поляки желают получить за вторую мировую войну. Так что Трамп очень обдуманно ведет свою партию в Европе – «дели и владычествуй», как гласили античные римляне.

Германские СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) произносят то, что не решается произнести политический класс страны: США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) закончили быть союзником Германии и лицезреют в ней и ее канцлере новейшего противника. Ведь кроме вывода войск, южноамериканская администрация решила вывести из страны и все командные структуры: переместить из Германии штаб-квартиру европейской группировки и войск спецназначения в Бельгию, а штаб африканской группировки — в Италию.

Естественно, Германия не растрачивает положенных 2% процентов ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства), да и Бельгия, и Италия растрачивают еще меньше: бельгийцы не дотягивают и до 1% — 0,93% от ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства), у итальянцев дела обстоят чуток лучше: их показатель 1,22%.

Дональд Трамп, в отличие от собственного предшественника президента Обамы – совершенно не друг Ангелы Меркель. Он лицезреет себя заступником янки, она выступает за открытый мир. Он больше предприниматель, она – интеллектуалка. Для него паблисити – это и есть его политическое «я», она отрешается приехать на G-7 в Кемп-Дэвид среди эпидемии короны, и теряется таковой принципиальный в предвыборный период информационный повод для южноамериканского президента.

Потому немцы воспринимают вывод войск как «ответку». Америкосы и сами дают повод так мыслить. Министерство обороны заявило, что вывод начнется «в наиблежайшие недельки». В это никто не верует. Многомиллиардный проект займет месяцы и годы. А если опосля ноября 2020 года южноамериканского президента будут звать не Дональд Трамп, а Джо Байден, но эти планы весьма могут заморозить, задумываются в Берлине.

Остается еще одна тема, меньше популярная широкой публике. В Германии на американской военной базе Бюхель хранятся, по сведениям Стокгольмского института мира SIPRI, до 20 атомных зарядов. В случае появления конфликта бомбы доставят к цели германские летчики. Для их использования будет нужно согласие канцлера. Таковая стратегия была разработана во времена прохладной войны. В мае в бундестаге развернулись дебаты, необходимо ли Германии ядерное орудие. По сопоставлению с 1750 южноамериканскими и 1600 русскими ядерными зарядами – 20 бомб – это капля в море. Но политический класс разделился во воззрениях, независимо от партийной принадлежности. Фракция ХДС/ХСС гласит о «ультиматической гарантии сохранности», которая нужна Европе. Министр зарубежных дел, социал-демократ Хайко Маас считает, что ядерное орудие на местности Германии дозволяет оставаться ей в кругу избранных и влиять на процессы разоружения.

Директор „Nuclear Information Project“ Ханс Кристенсен возражает: «Кто когда слушал Германию? Приведите примеры. Я таковых не понимаю.» И именует несколько договоров, которые расторгли южноамериканские союзники, даже не спросив остальных членов НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок): Иранская ядерное соглашение, контракт о ликвидировании ядерных ракет близкого и среднего радиуса деяния наземного базирования, контракт «Открытое небо». Кристенсен гласит: «Янки вправду не интересует мировоззрение союзников».

Спецы по сохранности молвят о том, что ядерное орудие как мера устрашения – неправильный ответ на опасности из Рф. Ульрих Кюн из гамбургского института исследовательских работ вопросцев мира и политики сохранности считает, что реагировать необходимо на совершенно других уровнях: «Уровень угроз, исходящих от Рф, намного выше в области обыденных вооружений. К примеру, на Балтике Наша родина существенно превосходит НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) конкретно в их.» Специалисты лицезреют, как США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) стремится без помощи других определять свою ядерную стратегию, никого не спрашивая. С конца 2019 года америкосы оснастили свои подводные лодки ракетами с «малыми» ядерными зарядами. Это записано в новейшей американской ядерной концепции: « Внедрение ядерного орудия для сдерживания не просит согласия или роли третьих государств, где оно размещается», — записано в «Nuclear Posture Review», программке, принятой в 2018 году.

Специалисты требуют от политиков не дебатировать о расходах на новейшие самолеты, несущие атомные бомбы, а возвратиться к главным вопросцам – необходимо ли Германии ядерное орудие. Велика возможность ошибки, трагедии либо преднамеренного использования. Если в первом акте ружье весит на стенке, то в 3-ем оно выстрелит, убеждены специалисты.

.

Источник: newizv.ru

Ещё новости

Добавить комментарий