Loading...

Александров о убийстве на Уктусе: «Необходимо было все запамятовать. Я все попортил»

Алексей Александров, которого судят за убийство Ксюши Солтановой и Натальи Кузнецовой, сейчас на допросе в суде сказал, что напрасно убил женщин, поступил некорректно, он готов выплачивать компенсацию родителям погибших, но извинений им сейчас не принес.

«Так не надо было созодать. Необходимо было все запамятовать. Я все попортил. [Нужно было забыть] те обиды, которые наносились в прошедшем и не решать нелегальных действий в отношении остальных лиц», – заявил Александров в суде. На вопросец адвоката Алины Солтановой, почему он не передумал убивать опосля осечек, он увидел, что осечек не было, просто у него тряслись руки, билось сердечко. По его словам, никаких доказательств против него нет, обвинение выстроено на его показаниях.

«Не могу так жить. Я убийца», – тихо произнес Александров.

Опосля к нему обратился отец Ксюши Солтановой: «Отметите все бредни по поводу урона и прочее и скажите, какой был мотив». «Я уже отмечал про мотив. Желал, чтоб кто-то понес ответственность за противоправные деяния в отношении меня», – дал ответ подсудимый. Дальше он повторил, что ему был нанесен урон в школе, запамятовать он не сумел, женщин не знал, не знал, что они будут в парке, денек избрал произвольно.

«Почему ты аккумулировал на для себя зло, аккумулировал на для себя эти сказочки? Как уже состоявшийся гражданин общества, зарегистрировал брак, имеешь семью, почему ты зло не перевел в доброту?» – чувственно спросила Татьяна Кузнецова.

«Я не понимаю, как это перевести, а зло некуда девать. Я родителям произнес, а они что, всегда со мной будут ходить [в школу]?». Дама на чувствах начала задавать вопросцы про школу, но арбитр напомнил, что идет суд, вопросцы должны быть определенными и по происшествиям злодеяния.

– Почему ты добивал мою девченку? – спрашивает мама.

– Я не добивал, – отвечает Александров.

– Почему у нее 5 пуль в голове?

– Я не добивал.

Потом вопросцы задал арбитр Андрей Минеев – его заинтриговало, почему убийца избрал конкретно этих женщин. Александров дал ответ: поэтому что остальных не было.

– Если б два спортсмена посиживали, подошли бы к ним?

– Затрудняюсь ответить.

– Они не могли отпор отдать, невооруженны были, почему? Основное, что они находились на склоне двое и больше никого не было?

– Да.

Также арбитр задал вопрос, чем обоснован выбор винтовки. Александров дал ответ, что «она не оставляет следов», нереально идентифицировать. Арбитр задал вопросец, слышали ли девицы его приближение – подсудимый уверен, что не слышали, там была травка. Опосля этого Минеев задал несколько вопросцев о состоянии Александрова, его прошедшем и обидах.

– Вы считаете себя на психическом уровне здоровым человеком?

– Я – да.

– Гласил ли для вас кто-то, какие давать показания?

– Ну, по большей части… беря во внимание стресс (неспецифическая (общая) реакция организма на воздействие (физическое или психологическое), нарушающее его гомеостаз), который я испытывал, да.

– Вы не по-заученному гласили? А то у почти всех юзеров веба такие мысли появляются.

– Нет, я от себя гласил.

– Как вы с сиим жили? 12 лет в голове все посиживало?

– Да. Вы осознаете, что практически что любой денек в данной для нас школе находился.

– У всех в классе есть детки, которых шпыняли. Так мощное потрясение было, столько лет прошло, а запамятовать недозволено? Н. (школьный компаньон Александрова, который давал показания) же запамятовал.

– Да, у него крепкая психика (Особая сторона жизнедеятельности животных и человека и их взаимодействия с окружающей средой). Деваться было некуда. У него средства вытягивали, и когда они закончились, он закончил ходить в школу. Ему окно прострелили. В нашем классе была тройка брутальных изуверов.

– Для вас их судьба известна?

– Я не интересовался, пару годов назад 1-го лицезрел.

– Вы раз в год психиатра посещали, как для вас разрешение на орудие выдали?

– Я же был снят с учета.

– Недозволено было терапию (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) пройти, чтобы эти уроны нейтрализовались?

– Было надо сказать психиатру, я не сделал.

Допрос Александрова сейчас завершился. Юрист Солтановой передал копию иска о возмещении вещественного вреда – на компенсацию похорон и установку монумента и документы о доказательстве морального вреда. Кузнецова также заявила иск о компенсации вещественного вреда.

Екатеринбург, Светлана Загороднева, Семен Саливанчук

Источник: newdaynews.ru

Ещё новости

Добавить комментарий